Вы здесь: Начало // Литературоведение // Мандельштам и Ахматова: к теме диалога

Мандельштам и Ахматова: к теме диалога

Татьяна Цивьян

отношение друг к другу, но при этом направленное во-вне. Существует и другой уровень, обращенный уже друг к другу и отражающий некую внутреннюю иерархию их отношений, возможно, с субъективной, личной окраской. Этот уровень, или подспудный слой, ни в какой степени не колеблет «внешнюю» оценку того особого места, которое М. и А. отдавали друг другу в поэтическом пространстве XX века (ср. ахматовское «Нас четверо»).

В последнее, «юбилейное», время усилился поток публикаций и мемуарных свидетельств, из которых можно составить своего рода анти-диалог М. и А. Здесь не только взаимно-отрицательные отзывы, в которых первенство принадлежит М. (ср. его так задевшие А. статьи — то, что Н.Я.М. говорила в 1958 г. о его «кривых оценках» в период «удушья» [Крайнева 1991, 99], свидетельство Вяч. Вс. Иванова об отношении А. к одной из немногих нелюбимых ею статей М. — той, где он хвалил Хлебникова, как казалось Анне Андреевне, в ущерб ей [Иванов 1989, 202] и др.), но и, например, запись в дневнике Лукницкого от 6 ноября 1927 г.: «После ухода Мандельштамов А.А. говорила со мной и сделала характеристику их отношений. Мандельштам не любит А.А. Не любит и ее стихов (об этом он говорит всегда и всюду) и об этом он написал в статье — в журнале «Искусство»… Но Мандельштам превосходно знает, что А.А. считает его прекрасным, одним из лучших, если не лучшим современным поэтом, и знает, что она всегда и везде, всем говорит об этом. А мнение А.А. имеет слишком высокую ценность…» (Лукницкий 1991b, 129).

Здесь, однако, материалы такого рода будут использованы лишь в крайних случаях, поскольку достоверность далеко не всегда означает верность: ситуация, контекст, наконец, личность мемуариста могут существенно менять тональность. Тексты «А. о М.» и «М. о А.» будут камертоном их диалога (а не свидетельство, например, из дневника С.П. Каблукова о мнении М. о наивных и слабых в техническом отношении стихах жены Гумилева [Морозов 1991, 80-81]).

А. приводит список посвященных ей стихотворений М. и среди них «пчелиное», написанное в 1934 г.:

Привыкают к пчеловоду пчелы,
Такова пчелиная порода…
Только я Ахматовой уколы
Двадцать три уже считаю года.

Это стихотворение многократно анализировалось и привлекалось как в связи с мандельштамовскими пчелами и осами, так и в связи с концептом акме-острия. В этом контексте оно толковалось «в сторону А.», ее остроты и жалящих уколов. Иными /22/




 



Читайте также: