Вы здесь: Начало // Литературоведение // Мандельштам и Ахматова: к теме диалога

Мандельштам и Ахматова: к теме диалога

Татьяна Цивьян

Интертекстуальность, диалог текстов, «текст из текста» и т.п. — эти проблемы продолжают быть актуальными в связи с поэтикой Серебряного века. При этом речь идет чаще о текстуальных перекличках, цитатах и автоцитатах, реминисценциях, аллюзиях и т.д. Но существует и диалог другого рода. Выраженный словесно, он перекрывает словесный уровень — та возможность «звать голосом неизмеримо дальше, чем это делают слова», о которой говорила Ахматова, — и касается иных глубин: это тайны ремесла, притом что на языке поэтов термин священное ремесло имеет особое, отличное от профанического, значение.

Татьяна Цивьян

Татьяна Владимирована Цивьян

Таков случай диалога Мандельштама и Ахматовой (далее М. и А.), имен как бы притягивающих друг друга. Настоятельность обращения к их диалогу оправдана прежде всего «первоисточниками», т. е. тем, что А. и М. писали и говорили — в передаче мемуаристов — друг о друге. Внутренняя связь ощущалась ими самими в такой степени, что это требовало почти формульного закрепления. Их высказывания друг о друге можно уподобить совершению ритуала в исконном, сакральном, а не секуляризованном, этикетном смысле слова: «Я — современник Ахматовой» — «Сейчас Осип Мандельштам — великий поэт, признанный всем миром… Быть его другом — честь, врагом — позор». Это содружество (и, может быть, в каком-то смысле, со-творчество) сохранялось и после гибели М.: как М. обладал «способностью вести воображаемую беседу только с двумя людьми — с Николаем Степановичем и с вами» (Лукницкий 1991b, 135), так и А. до конца жизни продолжала диалог и даже «выяснение отношений» с М.

То, что исследователи подхватывают эту тему, стремясь найти новые направления и новые детали, неудивительно. Более примечательно, что за это, уже весьма продолжительное время, накопившее большой запас наблюдений, не появилось работы, которая, если бы и не подводила итог собранному, то хотя бы очертила границы темы. Пока же можно повторить сказанное в конце Ахматовского года Левинтоном (1989,44), что поэтический диалог А. и М. давно констатирован, но еще недостаточно изучен.

Взаимные оценки М. и А., закрепленные почти в ритуальных формулах, вне сомнения отражают их истинное и нелицеприятное /21/




 



Читайте также: