Вы здесь: Начало // Поэзия и музыка // Левша поставлен в Мариинском

Левша поставлен в Мариинском

Фонд перспективных оперных либретто сократился на один текст, поскольку Родион Щедрин взял себе «Левшу» Лескова для дальнейшей проработки литературного творчества любимого автора.
Премьера произведения стала конечным этапом 3х месячного торжественного открытия Мариинки-2. Валерий Георгиев и автор произведения, называли оперу итоговой. Но «Левша» не подытоживает, а сохраняет тусклое пламя в сердце оперной традиции, которая смогла привести от Монтеверди к Шостаковичу, Бергу и Прокофьеву. Родион Константинович сейчас один в России, придерживающийся этой традиции.

В «Левше» прослеживаются оперные элементы, свойственные не только Щедрину, (русский фольклор, заостренные характеры) но и его более старших коллег из Союза советских композиторов, а также Глинки М.И. Основа драматургической линии произведения состоит в конфронтации 2х лагерей: против русских выступают англичане. Русский народ, чувствуя дух традиций, поет, английский танцует. Весь «Левша» наполнен патриотизмом, причем даже злободневным. Братья государи (Александр I, Николай I), подобны в своих взглядах нашим последним президентам: один из них ориентирован на иностранные новации, другой верит своим отечественным оружейникам.

Шедрин не остался в стороне от характерной для русского эпоса любовной линии. Автор постановки ввел ряд женских персонажей, создал красивую любовную сцену, но эта тема осталась незначительным элементов всей повести. В этом не вина Щедрина. Все дело в самом тульском мастере. Умирая на грязном полу, искусный мастер слышит нежную песню свой суженной – аглицкой блохи (сопрано Алиевой Кристины), ставшей его вдохновением. Это поистине оперный финал. Во всей постановки есть еще пару эпизодов, запоминающихся надолго: скоростная куйка блохи, а также сцена бури, в течение которой раздуваются и громыхают меха оркестра.

Но в тоже время наслаждению вокальными партиями мешают слишком затянутые распевы. Это становиться мучением. Сама легкость лесковского языка пропадает. Минусом также является нечеткая артикуляция, но взвешивая все впечатления от постановки, можно с уверенностью заявить, что так виртуозно и красочно кроме как здесь нигде бы не смогли поставить русскоязычную оперу. Интересным стало также высокая вокальная планка, которой придерживались даже второстепенные персонажи. Сама постановка показывает силу новой сцены. Достоинством работы становится также то, что режиссеру в паре с художником удается быть экономными: русские снега используются и для создания отечественного антуража, и для формирования характерного лондонского смога.




 



Читайте также: