Вы здесь: Начало // Литература и история // Леонтьев и Розанов. Живы ли они еще?

Леонтьев и Розанов. Живы ли они еще?

Юрий Иваск

/192/

старцу Амвросию, но иногда роптал: старец мудр, свят, но оптинские молитвы не спасут Россию от гибели. Следовало бы создать новые могущественные духовные ордена, чем-то похожие на католические, но — на православный лад. Он писал: наши миссионеры легко одерживают победу над шаманствующим язычеством в Сибири. Куда нужнее, но и труднее, возвращать к вере крещения интеллигентов-атеистов. Были у Леонтьева ученики, преимущественно — московские лицеисты, но настоящего отклика он у них не находил.

Леонтьев понимал: если в России будет революция, то главную ответственность за нее понесет Православная Церковь или же точнее: православное духовенство. Защищая т. н. реакцию в мирное и экономически совсем не «отсталое» царствование Александра III-го, Леонтьев был антиреволюционером с революционным темпераментом, но его призывы к борьбе оставались гласом вопиющего в пустыне. Он сродни католическим контрреформаторам XVI-го в. — Игнатию Лойоле или Карло Борромео. Но католическое барокко одерживало победы, а Леонтьева постигла полная неудача. Не было в предреволюционной России борцов подобных апостолу Азии иезуиту Франциску Ксаверию или апостолу Рима Филиппу Нерийскому с его ораториями. Какое-то новое братство намечалось у Достоевского

— в юношеском союзе Алеши Карамазова и преданных ему мальчиков. Но Леонтьев не любил и даже ненавидел творца Бесов и Братьев Карамазовых. В Достоевском он видел «розового» христианина-утописта, который не в силах изменить историю. Можно и самого Леонтьева назвать мечтателем с его проектами социалистической монархии и православных орденов. Но был у него ясный волевой упор

— тот исторический волюнтаризм, который отсутствовал у Достоевского, но очень даже присутствовал у дисциплинированных энтузиастов-иезуитов XVI-го века.

(Иногда упрекают Православие за малую историческую активность и в Византии, и в России. На самом деле всё это куда сложнее. В столетней борьбе базилевсов-иконоборцев победила Церковь, а на Руси митрополит-мученик Филипп обличал Ивана Грозного. Можно было бы внести и много других поправок к штампованному понятию цезарепапизма. Но, несомненно, католичество было более автономно и активно в историческом плане, но и высоко-духовно. Наряду с недостойными папами и жестокими инквизиторами оно дало евангельского Франциска Ассизского, а в прошлом столетии кротких святых — Бернадетту Лурдскую и Маленькую Терезу. Несомненно и то,




 



Читайте также: