Вы здесь: Начало // Литература и история // Леонтьев и Розанов. Живы ли они еще?

Леонтьев и Розанов. Живы ли они еще?

Юрий Иваск

/204/

которая вьет гнездо». Может быть, эту чаемую Розановым Россию, уже чают и русские люди, удушаемые на родине безбожной и бесчеловечной властью?

Так ли? Твердой уверенности нет.

Леонтьев мрачно вещал: старушке России пора умирать, вместе с еще более дряхлой Западной Европой! Но и призывал к борьбе со злом — с безответственными буржуазными прогрессистами и коммунистическими поработителями в предсказанном им тоталитарном государстве рабов. Розанов, оплакивая Россию в 1918 г. и предвосхищая Черчилля, сказал в том же Апокалипсисе: над Россией опустился железный занавес. Но, в противоположность холодному и в страстях Леонтьеву, теплый и жизнелюбивый Розанов пессимистом не был. Он верил или ему верилось: русские построят свой теплый, удобный, круглый дом. А Леонтьеву нужны были великолепно разыгрываемые исторические зрелища с рыцарями или же, с отчаяния, он готов был загнать себя в темную монастырскую келью.

Был бы счастлив, если бы далекие запроволочные друзья, для которых Леонтьев и Розанов всё ещё живы, отозвались на мои домыслы в этом очерке.

Р.S. Антисемитизм Розанова… давно уже пора покончить с этой клеветнической сказкой! Да, он обзывал евреев «жидами», говорил об их пронырливости, обвинял Бейлиса (увы, по-юродски оправдывая ритуальные убийства…), но и сколько раз вешал собак на жадных «попов» и бестолковых русских! Е. Терновский верно заметил: «Розанов влюбленно проклинал евреев», как, впрочем, и своих соотечественников. Те и другие его часто отталкивали, но чаще привлекали, и в Апокалипсисе он воскликнул: «Да будет благословен еврей. Да будет благословен и русский!» Леонтьев предполагал: Антихрист, который родится в России, будет евреем, ибо им был и Христос — иудей по человеческой своей природе. Но антисемитских суждений не высказывал. Расизму он был чужд и в любой нации находил героев по своему вкусу — даже в мало кому известной Албании.


Текст по изданию: Русский альманах, Париж, 1981




 



Читайте также: