Вы здесь: Начало // Литература и история // Леонтьев и Розанов. Живы ли они еще?

Леонтьев и Розанов. Живы ли они еще?

Юрий Иваск

/203/

его творческое свободомыслие (не по шаблонам…). Привлекает его теплота, интимность: умел он «унеживать» в ласковых фамильярных объятиях — иногда очень уж навязчивых… Вместе с тем, Василь-Васильич на самом деле понимал горести и радости каждого человека «со вздохом» или с «музыкой в душе»…

Вызывающе-богохульное анти-христианство Розанова многих оттолкнет. Но прекрасно увиденное им в Ветхом Завете и Богом благословенное Древо Жизни, и нельзя его винить за то, что, как и многие христиане, он не заметил цветения этого Древа в христианском мире.

Розанов писал просто, но иногда противоречиво и его куда труднее понять, чем ясно-логического Леонтьева, и моя короткая характеристика — его не исчерпывает.

Вот они стоят рядом на книжных полках и в душах-думах новых своих, читателей в России: рыцарственный Леонтьев и мещанствующий Розанов.

У Леонтьева: блеск, холодок, красочная праздничность. У Розанова: тепло, мерцание, серая будничность, но со скромными праздничными радостями в быту и с окнами в небо, которое редко приоткрывалось Леонтьеву.

Леонтьев усиливал в себе страх Божий, а Розанов уповал на милосердие Божие.

Оба нисколько не идеальны, но — живые собеседники в настоящем и слагатели нового образа жизни в будущем.

Леонтьев (повторим) мог бы вдохновить русского человека с высоко поднятой головой, гордого, но и богобоязненного, как его герои — оба Ладнева и Благов. Не создадут ли их потомки новое христианское рыцарское братство?

Розанов скорбел: «мало солнышка в русской истории», мало порядка, ладу, и в эпилоге своего Апокалипсиса дал этот завет русскому человеку: «И помни: жизнь есть дом. А дом должен быть тепел, удобен и кругл, и Бог тебя не оставит. Он не забудет птички,




 



Читайте также: