Вы здесь: Начало // Литература и история, Литературоведение // «Крылья». Михаил Кузмин в полемике с Достоевским и Чеховым

«Крылья». Михаил Кузмин в полемике с Достоевским и Чеховым

Александр Тимофеев

к девице Надежде Васильевне Адаменко)16. Примечательно, что при обсуждении «Человека в футляре» сологубовскими героями указывается место его первой публикации — журнал «Русская мысль»17.

В завершение остается подтвердить, имеется ли хотя бы самое общее представление о «чеховском типе героя» в сознании автора «Крыльев». Вопрос этот не лишен положительного ответа, хотя и герои Чехова, и эстетика его в равной степени чужды Кузмину. Так, в статье «Чехов и Чайковский» (1918; показательно отсутствие характеристик чеховского творчества в этой работе, тогда как имя вынесено в заголовок) Кузмин, рисуя облик композитора в 1880-е годы, замечает: «Можно подумать, что это человек из рассказов Чехова, где безвременье каким-то чудом приобретаетсилу настоящей поэтичности»18. По мысли Кузмина, художественное значение Чехова исчерпывается, а вся деятельность органично вписывается в контекст 80-90-х годов XIX в.: «В это же время жили и Римский-Корсаков, и Бородин, и Лев Толстой, и Лесков, но показательны только Чехов и Чайковский»19. Из статьи «Капуста на яблонях» (1921) явствует, что для Кузмина Чехов находится в одном ряду с «Григоровичем, Гончаровым, Данилевским, Писемским, Успенским (не уточнено, каким именно. — А. Т.), Гюго, Сарду, Аверкиевым, Шпажинским и пр.»20 и относится к области «литературы» (сочинений преходящих, отвечающих на запросы неискушенной публики и установления эпохи), а не «искусства». Все точки над «i» расставляет нелицеприятная по отношению к Чехову дневниковая замета:

«Под созвездиями коней XVIII века Вольтер
XIX-1810 Руссо
1810-1820 Гофман
1820-1830 Пушкин
1830-1850 Бальзак
1850-1870 Диккенс
1870-1880 Достоевский.

Чехов — очень местно, хотя и нагадил. Для начала XX в. — Франс? хотелось бы»21.

На восприятие Кузминым сложившейся в русской прозе традиции изображения гимназического учителя — как «футляра», отвергаемого всей душой, намекает и введенный им в текст «Крыльев» разговор «грека» (Даниила Ивановича) и «словесника» в учительской. «Словесник» пересказывает Даниилу Ивановичу те суждения своих учеников /218/




 



Читайте также: