Вы здесь: Начало // Литературоведение // Классические мотивы поэзии Осипа Мандельштама

Классические мотивы поэзии Осипа Мандельштама

Виктор Террас

самого Мандельштама) выражают любимую мысль поэта о «приобщенной к человеку» вещи54.

Текст стихотворения «Когда удар с ударами встречается…» можно тоже сравнить с произведениями Овидия, хотя маятник, как символ рока, судьбы — это, конечно, относится к современности. Образ Мойры во второй строфе — это классический topos (ср. со строками Овидия, приведенными выше) и страх встречи со смертью от дротиков дикарей присутствует и в понтийских элегиях Овидия55.

Стихотворение «Silentium» построено вокруг строки «останься пеной, Афродита», блестящего парадокса, основанного на греческом мифе. Сопоставление слова с первобытным безмолвием может быть взято из Гераклита, но скорее всего из верленовского «Art poétique». Я бы сказал, что классический образ здесь чисто случайный. Есть еще несколько стихотворений, написанных приблизительно в то же время и раскрывающих ту же тему в тех же выражениях, но используя другую, неклассическую образность (среди других — тростник Паскаля).

В стихотворении «Есть иволги в лесах…» мысль о художественной форме, в которой существует человеческая жизнь и природа, появляется в виде изящного образа. Это стихотворение о «долготе»: долгие ноты в песнях иволг, долгота гласных в тонических стихах, долгий день в середине лета, в течение которого и все кажется долгим. Ленивое течение дня, волы на пастбище, пастушок, лениво играющий на свирели, — все это напоминает поэту неторопливое, размеренное звучание гомеровского гекзаметра.

«Европа» — это, видимо, подражание солоновскому «Iomen eis Salamina, machēsomenoi peri nēson», хотя аналогия с политической ситуацией 1914 года антитетическая: в то время как Солон призывает ахеян освободить остров Саламин, русский поэт просит Европу отразить наступление военной мощи островитян и отказаться от опасного подарка — британских кораблей.

«Бессонница. Гомер. Тугие паруса…» — замечательный пример ювелирной работы поэта: полудремотное состояние впечатления от второй книги «Илиады» (Katalogos tōn neōn) и море умело сплетены в одно целое. Афоризм «И море, и Гомер — все движется любовью» вызван упоминанием имени Елены (явное повторение «Илиады», III, 156-157), может быть, вдохновлен «Илиадой» XIV, 198 и след.56. В действительности, Эрос еще не бог Эллады, но он присутствует в «Теогонии» Гесиода и в том же самом значении, в котором предполагается Мандельштамом в данном примере57. Образ журавлиной стаи используется метафорически и во второй /20/




 



Читайте также: