Вы здесь: Начало // Литературоведение // Классические мотивы поэзии Осипа Мандельштама

Классические мотивы поэзии Осипа Мандельштама

Виктор Террас

в его поэзии Акрополь и Капитолий, гора Парнас и музы, Протей и Нереиды, Геракл и гигантомахия, Елена и Кассандра, то все это не более чем традиционное поэтическое словоупотребление. Более очевидным является список любимых поэтом topoi — «волшебных слов», по выражению Струве.

Цикада и ее поэтические (хотя не зоологические) родственники — стрекоза и кузнечик часто появляются в мандельштамовских стихах, как и в греческой антологии38. Звезды и Млечный путь, который иногда сравнивается с солью, тоже присутствуют довольно часто, как и в классической поэзии, например у Овидия в «Тристиях» III 447, 655, 103. Также в греческой антологии часто встречается ласточка, другой любимый мандельштамовский образ39, а греческие ассоциации ласточки с человеческой душой скрыто (а иногда и явно) присутствуют в его поэзии40. Образ крылатой Психеи есть в ряде вариаций, по характеру очень греческих, таких, как намеки на метампсихоз, используемые поэтом в нескольких стихотворениях41. Образ дельфина в раннем стихотворении «Ни о чем не нужно говорить…» характерно греческий42. Пчела и связанные с ней воск и мед появляются в нескольких значимых стихах, которые я в дальнейшем детально разберу.

Ряд других классических topoi присутствует в мандель-штамовской поэзии, не будучи чем-то характерным для нее: театр жизни, «жизнь — есть сон», корабль государства (или жизни), Мойры, пустыня моря и др.43 Тут необходимо оговориться, что они являются обычными для европейской поэзии и риторики. Важный момент — это то, что некоторые мандельштамовские «волшебные слова» не имеют классических коннотаций (такие, например, как «время», «глина», «солома», «соль» и «яблоко»).

Интересно то, что ни города, ни провинции древней Греции не упоминаются в поэзии ни прямо, ни косвенно, в то время как Риму посвящено много стихов44. Действительно, сам поэт говорит о цикле, посвященном Вечному Городу45. Некоторые из этих стихов на самом деле следуют традиции древнего и средневекового laus Romae46. Другие воспеваемые Мандельштамом города — Париж, Константинополь и Санкт-Петербург. Взаимосвязь — вид «переклички» — между городами, веками и цивилизациями проста47. Общепринято мнение, что все эти города, нации и культуры — формы (хотя и различные) одной цивилизации. Здесь примечателен образ Европы. Интересно также то, что несколько стихотворений римского цикла посвящены не республиканскому и не имперскому, а папскому Риму. /17/




 



Читайте также: