Вы здесь: Начало // Литературоведение // Классические мотивы поэзии Осипа Мандельштама

Классические мотивы поэзии Осипа Мандельштама

Виктор Террас

песне «Илиады» (II, 459 и след.) и в самом начале третьей (III, 3 и след.), хотя не упоминается характерный «клин» в небе. Я не нашел у Гомера ничего, что могло бы объяснить выражение: «На головах царей божественная пена». Поэтический штамп aphrōi mormyrein используется только по отношению к морю и рекам и не метафорически. Заключительный образ типично гомеровский58.

Тема стихотворения «Золотистого меда струя из бутылки текла…» и нескольких других тавридских стихов, несмотря на греческую атмосферу и медленные анапесты, не является по-настоящему классической. Более того, это еще одно счастливое столкновение с миром Средиземноморья, который нисколько не изменился с тех пор, как аргонавты плыли по Черному морю, столкновение, которое также является воспоминанием. Поэт чувствует себя подобно Одиссею, который вернулся на родную Итаку «пространством и временем полный».

«Еще далеко асфоделей…» гораздо более сложное стихотворение. Здесь важно знать, что для греков асфодели, весенний цветок, посвященный Аполлону, как символ первой зелени был также цветком смерти, посвященным хтоническим божествам! В «Одиссее» говорится про тени, которые обитали kat’ asphodelon leimōna, на сером лугу асфоделей59. В другом стихотворении Мандельштама, тот же образ представлен более конкретно: «Я в хоровод теней, топтавших нежный луг, // С певучим именем вмешался». Итак, весна асфоделей — это смерть60! И только поэтому становятся понятными следующие строки. Они значат: мы живем, вокруг нас реальный мир! Персефона, царица загробного мира, две трети года проводит со своей матерью Деметрой. Это «светлое» время года. Прелестные загорелые руки мы встречаем и в другом тавридском стихотворении. Праздник черных роз во второй строфе — это, должно быть, rosalia, весенний праздник, в который могилы украшались розами. «Черный» — это метафора «меланхолии», и первая половина второй строфы представляет собой риторический вопрос, означающий: сейчас весна, почему же мы должны думать о смерти? Другими словами: «Что же мы сами себя отпеваем?» Далее следует ответ не только на этот вопрос, но и на всю первую строфу, а также — половину второй.

Мотив погребения в песке морского берега иди души, парящий над берегом, встречается в такой же форме и в классической поэзии (например, Гораций «Оды», I, 28). В стихотворении Мандельштама подразумевается, что похороны произойдут в будущем. Кто бы ни говорил эти слова: «Туда душа моя стремится, // За мыс туманный Меганом» — он /21/




 



Читайте также: