Вы здесь: Начало // Литература и история // Кем была Марина Цветаева?

Кем была Марина Цветаева?

Николай Еленев

/154/

Чуждая по своему нраву общительности и естественного побуждения к общению (Марине принадлежит признание: «…нет, позабыли мне в люльку боги дар соборной любви!») Цветаева в последнем счете служила не себе, как несчастный Леопарди, но ближнему в лучшем значении этого понятия. В этом заключалась ее любовь к жизни, но к жизни в ее полярных возможностях и двух-ипостасном существе. Переживание сладости и полноценности бытия замечательно воплощено Цветаевой в классически четком стихотворении «Бабушка». Это создание, одно из самых искренних в творчестве Марины, займет такое же место в русской литературе, как пантеистическая, хотя и далекая по своему звучанию, «Нива» Лермонтова.

Мнимая асоциальность Цветаевой когда-нибудь будет пересмотрена. Поспешный, вызванный нашим временем с его прописями, этот приговор будущими поколениями будет решительно отвергнут.

Цветаева не была гением, несмотря на ее исключительную одаренность. Она принадлежит литературному стилю и мировосприятию, которые впервые обнаружили свои признаки в творчестве Артура Рембо. Главная особенность этого художественного феномена заключается в том, что поэт находится порабощенным стихией слова, его автономной жизнью. Воля поэта несоразмерно слабее императива, веления слова. Пассивное подчинение ему в итоге приводит как к случайности формы, так и к случайности содержания. Равновесие оказывается нарушенным. Восстановление художественной меры и гармонии — основная задача, которая стоит перед поэтом. А это и есть проблематика будущего творца.

ТРУД И ТВОРЧЕСТВО

«… легкой жизни нет ни для одного
человека, ни для одного бога. Жизнь всех
богов представляется нам как Возвышенная
печаль, как напряжение Бесконечной
борьбы с бесконечным трудом».

Т. Карлейль

Пытливости разума и остроте мышления Цветаевой когда-нибудь будет отведено особое место в работах о ее творчестве и литературных созданиях. Без какой бы то ни было предварительной научной подготовки или исследовательского опыта, Марина постигла непосредственно изначальные истины, которые огромному большинству сообщаются или чужой мыслью или приобретаются в итоге долгого созерцания и духовного саморазвития. Ум Цветаевой и ее способность даже в незначительно-повседневной беседе поколебать общепринятые, преемственно-утвердившиеся исповедания и взгляды не только поражали многих, но и пугали. Всякий исторический «символ веры», начиная от дикаря и кончая законодателем, был и будет Фермопилами, из-за которых идет непрекращающаяся борьба человечества. Оголенные и предельные проблемы жизни, а их, быть может, не так уж много, не привлекают рядового человека, но устрашают, а порою ввергают его в ужас. Спасаются от них по-разному, — в зависимости от пола, возраста, умственно-духовного уровня. Большинство женщин находило защиту перед Цветаевой в бегстве и неосознанной клевете. Они называли ее «синим чулком». Мужчин, опасавшихся Марины, отталкивавшихся от нее, в общем можно




 



Читайте также: