Вы здесь: Начало // Литература и история, Литературоведение, Переводчики // Кармелитская мистика (Святая Тереса и Сан Хуан де ла Крус) в восприятии русского религиозного ренессанса

Кармелитская мистика (Святая Тереса и Сан Хуан де ла Крус) в восприятии русского религиозного ренессанса

Всеволод Багно

во внутренности, а когда вынимал из них, то мне казалось, что с копьем он вырывает и внутренности мои. Боль от этой раны была так сильна, что я стонала, но и наслаждение было так сильно, что я не могла желать, чтобы кончилась боль» (Мережковский 1988: 74-75)6;

«Чем глубже входило копье во внутренности мои, тем больше росла эта мука, тем была она сладостнее» (Мережковский 1988: 75);

«О какое блаженство — смерть в объятиях Возлюбленного, в упоении любви» (Мережковский 1988: 72);

«Часто он (Христос. — В. Б.) мне говорит: «Отныне Я — Твой, а ты — Моя!» <…> Эти ласки Бога моего погружают меня в несказанное смущение. В ласках этих — «боль и наслаждение вместе»» (Мережковский 1988:72);

«Это рана сладчайшая» (Мережковский 1988:72).

Именно эта особенность мистического опыта Тересы де Хесус вызывала наиболее острые споры уже среди современников монахини, в том числе среди инквизиторов, колебавшихся между страстным желанием осудить ее — ради спасения ее души и признать ее святой — ради спасения Церкви. Не удивительно, что для русской православной традиции даже в контексте обостренного интереса к вопросам пола в начале XX столетия признания испанской монахини казались чересчур откровенными. Они давали возможность в соответствии с проблематикой, интересами и терминологией fin de siècle рассуждать об «умертвляемом, но неумертвимом поле», «зове пола», «половом безумии», «истерической эротомании». Соблазну трактовать экстазы Тересы Авильской в духе «нечестивых, но опытных в любви женщин», от которого предостерегал Мережковский (Мережковский 1988:73), поддался, в частности, Максимилиан Волошин, писавший в статье «Пути Эроса» (1907): «Пламя мистики так же сжигает и очищает тело, как и пламя земной страсти. Поэтому в мистический аскетизм вливается так неожиданно и соблазнительно волна чувственности и сладострастия, как это было в Испании в XVII (sic!) веке во времена Св. Терезы»7.


6 Здесь и ниже цитаты из книг Святой Тересы приводятся в переводе Д. С. Мережковского.

7 Волошин Максимилиан. Из литературного наследия. СПб., 1998. С. 30.

/157/




 



Читайте также: