Вы здесь: Начало // Литературоведение // К вопросу о русской мифологической трагедии

К вопросу о русской мифологической трагедии

Томас Венцлова

христианские параллели к этой структуре очевидны. По Ницше и Вячеславу Иванову (после них это мнение стало более или менее общепринятым), трагедия возникает именно из дионисийского комплекса и является его высшим выражением. Тантал и Прометей – это реконструкция литургийной дионисийской драмы, «жертвенного действа» (824) — па том уровне научной строгости, который был доступен Вячеславу Иванову в его эпоху. Их сюжеты могут рассматриваться как варианты (в терминологии Иванова как маски, тени)10 архетипического прамифа.

Протагонисты трагедий (а также их двойники Сизиф, Иксион, Пандора) могут таким же образом рассматриваться как варианты основной мифической темы. Каждый из них есть как бы метафора страждущего Диониса.11 Но и здесь подчеркнута амбивалентность. Тантал и Прометей – не только Дионис, но и его противоположность, анти-Дионис. В Дионисе снимаются все оппозиции; Тантал и Прометей существенно неполны, дисгармоничны, воплощают лишь одну часть или сторону дионисийского бытия. Тантал трагичен неумением обретать; он растрачивает себя и приходит к состоянию смерти в бессмертии, к адской муке, из которой нет выхода к жизни. Прометей неполон хотя бы потому, что от него отделена Пандора, его женское начало (Дионис андрогинен); он заковывает Пандору и поэтому сам оказывается закованным; сотворив людей, он вместе с ними оказывается в состоянии несвободы в свободе, в некоей дурной бесконечности, где царят Кратос и Бия – власть и сила. И Тантал, и Прометей – лишь аспекты разорванного на части Диониса, и тем самым они являются его отрицанием. В обеих трагедиях это прямо выражено в самом тексте. Хор в Тантале, прославляя Вакха, говорит о его гибели от руки новых титанов, т.е. Тантала, Сизифа, Иксиона (39-40). В Прометее Пандора рассказывает орфический миф о Дионисе-Загрее, растерзанном титанами (145-146).12 Прометей не принадлежит к числу убийц Диониса, но он и не Дионис. По словам Фемиды, он ложный /145/




 



Читайте также: