Вы здесь: Начало // Литературоведение // К вопросу о русской мифологической трагедии

К вопросу о русской мифологической трагедии

Томас Венцлова

персонажа выступает Ипполит, которого, правда, в определенной мере можно назвать повторением, ипостасью Тезея.

Знаете ли Вы, что на долю Тезея выпали все женщины, все – навсегда? Ариадна (душа), Антиопа (амазонка), Федра (страсть), Елена (красота), –

писала Цветаева.31

Таким образом, она задумывала свои трагедии как своеобразную парадигму, разворот основополагающей темы своего творчества в серии вариантов.

Как и у Иванова, ход и смысл трагедии у Цветаевой определяется игрой бинарных семантических оппозиций, их обращениями и снятием. Бинарности, двойственности – вообще важнейший стержень цветаевской модели мира32, сближающий ее мировосприятие с мифологическим. Однако в ряде случаев эти оппозиции несколько иные, чем у Иванова (возможно, это связано с ориентацией не на греческие, а на славянские модели).

Самой существенной оппозицией всегда является оппозиция мужское / женское. Она реализуется в целой серии противопоставлений. Так, в Ариадне дан исключительно тонкий контраст Ариадны и Тезея. Тезей – это герой открытого пространства, дороги, движения (все пороги ему – путями, 64433; все дороги его – да в срок, 645; гостю – далече плыть, 660 и далее; вправо иль влево, в гору – иль с круч, 661; необъятный путь – зерцалом из зерцал, 664; стран просторных гость, 667). Он вечно преодолевает расстояние, переступает границу, выходит за грань самого себя. Ариадна – героиня замкнутого пространства, острова, дворца, тронного зала; она связана с границей, занавесом (662, 670); она замкнута на себе и самодостаточна; символ этой самодостаточности – «клубок золотой и ровный, дар прекраснейшей из богинь» (644), которым она играет во дворце царя Миноса. Та же структура повторена и во временном плане. Тезей – герой, ориентированный во времени: /158/




 



Читайте также: