Вы здесь: Начало // Литературоведение // К теме: ″Вячеслав Иванов и Гете″

К теме: ″Вячеслав Иванов и Гете″

Майкл Вахтель

Возвестила медь ворот замкнутых
Что познал ты, гость, когда прочел
На вратах: ЕСИ?
У себя спроси,
Человек, что значит сей глагол.

Здесь тоже своего рода провиденциальная встреча. Герой — безымянный богомол, который постепенно превращается в символ всего человечества. Он сталкивается не с загадочной женщиной, а с загадочной надписью. Следует вспомнить, что в ″Красоте″ путник задал ей вопрос о происхождении: ″Дочь ли ты земли / иль небес…?″ Сама фраза ″ты еси″ вызывает подобное сомнение: ″Ты еси — поет / С голубых высот — Из глубин ли храмовых?″

В таком философском произведении нельзя говорить о действии в обычном смысле слова. Тем не менее, можно проследить некое развитие. Как в ″Коринфской невесте″ и в ″Красоте″, первоначальное повествование ″акмэ″ переходит в диалог. Но в отличие от более ранних стихотворений, собеседники теперь — Человек (т.е. человечество) и Бог. Примечательно, что этот бог не тождествен Аполлону, которому был посвящен реально существовавший храм в Дельфах. В движении стихотворения античные образы постепенно заменяются христианской символикой. В последней строфе этот переход полностью совершен:

Кресное Любови откровенье!
Отворенье царственных Дверей!..
″Ты еси″ — вздохну, и в то ж мгновенье
Засияет сердцу Эмпирей…
Миг — и в небеси
Слышу: ″ты еси″ —
И висит на древе Царь царей!

Стоит сравнить образ замкнутых дверей дельфийского храма из первой строфы (″медь ворот замкнутых″) с ″Отвореньем царственных Дверей″ в последней строфе. Эти двери напоминают царские врата иконостаса православной церкви, которые открываются в ключевые моменты богослужения.

Примеры можно легко умножить, но уже ясно, что Иванов в ″ακμη′″ уходит очень далеко от тематики ″Коринфской невесты″ и даже ″Красоты″. Тем не менее, в трех стихотворениях находится немало общего: мотив встречи, структура диалога, темы любви, смерти, преображения. В ″Человеке″, как и в ″Красоте″, Иванов игнорирует демонические мотивы ″Коринфской невесты″, ее тему физической страсти. Плотское становится духовным, на первый план выступает религиозное настроение.

/190/

Понятие ″любовь″ подвергается радикальному переосмыслению. В гетевской балладе любовь — стихийное влечение. В мелопее ″Человек″ — любовь мистическая, христианская. Но в обоих текстах она тесно связана со смертью. Вспомним слова Иванова о ″Коринфской невесте″ — ″Любовь сильнее смерти″. Такая интерпретация подходит и к ″ακμη′″ с той существенной оговоркой, что любовь здесь неотделима от жертвенной гибели Христа. В строке ″Крестное Любови откровенье″ распятие толкуется как выражение подвига любви к человечеству.

Подводя итоги, можно сказать, что русский поэт-мыслитель и вбирает, и преобразует гетевские мотивы. Усваивая образы, тематику и даже метрическую форму Гете, он всегда остается глубоко оригинальным.

Примечания

1 См.. напр.: Жирмунский В.М. Гете в русской литературе. Л., 1937. С. 581-596. Gronicka André von. The Russian Image of Goethe. T. 2. Philadelphia. 1985. P. 190-203.

2 Иванов Вячеслав. Мысли о символизме // Иванов Вячеслав. Собр. сочинений. Т. 2. Брюссель. 1974. С. 621. (В дальнейшем ссылки на это издание даются в тексте с указ. тома и страницы).

3 Ее тема будет привлекать внимание литераторов и после Гете. Например, в драматической поэме молодого Ан. Франса ″Коринфская свадьба″ (изд. 1876), поставленной в парижском театре ″Одеон″ в 1902 г. В эссе В.Розанова ″Тут есть некая тайна″ (Весы. 1904. №2) баллада Гете послужила поводом для размышлений о мистической природе любви.

4 Жирмунский В.М. Указ. соч. С. 591.

5 См. Kayser W. Geschichte des deutschen Verses. Mindien, 1981. S. 95.

6 См. Гаспаров М.Л. Очерк истории русского стиха. M., 1984. С. 121.

7 Первым из них был, по-видимому, Р.Е.Помирчий в примечаниях к изданию: Иванов Вячеслав. Стихотворения и поэмы. Л., 1976. С. 457.

8 По первоначальному авторскому замыслу (1915 года) мелопея должна была состоять из трех частей; тем самым, ″ακμη′″ второй части находилось бы в центре произведения. О его творческой истории см: С.С. Ш, 737.

/191/


Текст по изданию: Вячеслав Иванов. Материалы и исследования. М.: Наследие, 1996.




 



Читайте также: