Вы здесь: Начало // Литературоведение // К интерпретации блоковского цикла «Заклятие огнем и мраком»

К интерпретации блоковского цикла «Заклятие огнем и мраком»

Лазарь Флейшман

как символа «сверхмерного», «безмерного» (что находится в парадоксальной перекличке с отстаиваемым Нилом Сорским требованием «средней меры»18, но перекликается и с «невозможным» у Блока), риска и выхода за пределы19.

Должен ли был Блок, вводя намеренно «аскетическую» цитату в антиаскетический контекст цикла20, видеть в лексическом повторе, являющемся, вообще говоря, одним из излюбленных блоковских приемов, не более чем «словесную магию»? Сопоставление с источником цитаты обнажает смысловой характер трансформации исходной формулы. Здесь происходит операция, обратная тому, что мы наблюдали в двух примерах из цикла, разобранных выше. Источник построен так, как построены приведенные примеры, — корневой повтор маскирует столкновение контрастных значений, — суперлативная же формула в «По улицам…», напротив, снимает различие двух родов «болезни» («боли») у Ефрема Сирина. Однако принцип обыгрывания лексическим повтором контрастных значений сохранен — он неожиданно выступает в X стихотворении, входящем в «гетерогенную» группу, центральный мотив которого «Работай, работай, работай…» вытекает из «болей всех больнее боли» (и, следовательно, из Нила Сорского) — ср. совмещение соответствующих значений (′болезнь′ и ′работа′ и в др.-рус. «болѣзнь», и в греч. оригинале Григория Синаита (πόνος), и в лат. переводе (labor)21. /86/




 



Читайте также: