Вы здесь: Начало // Литературоведение // К интерпретации блоковского цикла «Заклятие огнем и мраком»

К интерпретации блоковского цикла «Заклятие огнем и мраком»

Лазарь Флейшман

трактате Нила Сорского как связующем звене между Ефремом Сириным и Григорием Синаитом, с одной стороны, и Блоком — с другой, выглядит допустимой. Нет сомнения в том, что имя и творчество Нила Сорского должны были быть известны Блоку, по крайней мере в той степени, которую обязывали университетские курсы, и если ему пришлось столкнуться с текстом «Устава», то в первую очередь его внимание должна была обратить именно вторая глава («О борении нашем…»).

Требует, однако, объяснения функция цитирования монастырского устава в стихотворном цикле с ярко выраженными чертами эротического заговора. «Молитва» — составной жанровый элемент заговора14, и Блок, вводя в стихотворный цикл симптомы любовного заговора, мог стремиться осложнить текст полемическим намеком на трактовку молитвы как молитвы «умной»15. Специальные исследования (Г. Левицкого, Ф. фон Лилиенфельд) показали, что психосоматический метод Нила имеет целью не восстановление «исконной добродетели», свойственной человеку (как прокламировано в исихазме), — но впряжен в изображение перманентной борьбы человека со злыми помыслами и пороками16. Дополнительным аргументом в пользу сближения «Устава» и «Заклятия» может служить числовое тождество, лежащее в основе их композиции: одиннадцатичастная структура17, соответствующая мифологическому истолкованию числа одиннадцать (в децимальной системе) /85/




 



Читайте также: