Вы здесь: Начало // Литературоведение, Собеседники // К демонологии русского символизма (2)

К демонологии русского символизма (2)

Томас Венцлова

традицию по крайней мере до позднего средневековья. Согласно богомильским апокрифам, творцом земли является Сатанаил.40

Мир Сологуба (и особенно мир Мелкого беса) – мир лжи и кажимости. Эта тема задается уже с первых строк романа:

Все принарядились по-праздничному, смотрели друг на друга приветливо, и казалось, что в этом городе живут мирно и дружно. И даже весело. Но все это только казалось. (37)41

За внешне упорядоченной жизнью всегда проступает безумие и хаос.

У Сологуба [...] природа – гуща человеческой жизни, природа мифологична. И миф этот не радостный, а очень тяжелый, более того – ужасный. [...] Мир действительности есть для него мир Передонова, есть недотыкомка серая.42

Выход из этого мира в подлинный мир сущностей видится только в смерти, в «нулевом бытии», своего рода нирване -или же в субъективном мифе, «творимой легенде», которая по сути дела есть псевдоним небытия (то есть, небытие и бытие переставляются местами, меняются знаками).43 Несколько уточняя Игоря Смирнова, мы могли бы определить интегрирующий мотив сологубовского творчества как «некрологический утопизм»44.

Мелкий бес – несомненно, самое впечатляющее воплощение этого комплекса. Герой романа, Передонов, находится в центре демонического мира и сам одержим дьяволом. На психологическом уровне он предстает как энергумен (бесноватый). Основное содержание книги – история мучительной, растянутой во времени духовной смерти: по меткому замечанию Гиппиус, Передонов – человек, «как-то даже не сходящий, а слезающий с ума»45. Близкие параллели к истории Передонова, кстати говоря, можно найти в русской литературе барокко (Повесть о Савве Грудцыне и особенно Повесть о бесноватой Соломонии).46 Бахтин справедливо подчеркивал нарциссизм Передонова47 – то /60/




 



Читайте также: