Вы здесь: Начало // Поэзия и музыка // «Гонка». Противостояние Моцарта и Сальери

«Гонка». Противостояние Моцарта и Сальери

Разрывающееся от энергии Rush в русском варианте звучит бесстрастно – «Гонка». Дословный перевод исказил суть: энергии и страсти в новом фильме Рона Ховарда – хоть отбавляй.

Ники Лауда стал популярным как вызывающий удивление чемпион Формулы 1. Австриец всегда неукоснительно следовал требованиям спортивного режима, не заводил романтических интрижек на стороне и старался не рисковать неоправданно. Гонки не были для него экстримом, он просто работал гонщиком. Однако эта работа получалось у него потрясающе – он стал трёхкратным чемпионом. Лауда мог пойти и дальше, если бы ему не помешал Джеймс Хант – полная противополжность Лауды, у Ханта и прозвище было соответствующее – Катастрофа. Этих гениальных представителей двух противополжных стихий сравнивали с Моцартом и Сальери.

В 1976 году Хант, этот герой-любовник, не гнушающийся пропустить стаканчик, в суровом противостоянии вырвал кубок чемпиона у Лауды. Дальнейший ход истории показал, кто выиграл в долгосрочной перспективе: трудолюбивый Лауда спустя год вернул свой кубок, а через семь лет стал чемпионом ещё раз. Хант же, в отличие от своей противоположности, поучаствовал в гонках ещё несколько сезонов, а потом начал прожигать жизнь. Закончился этот процесс в 1993 году – инфаркт унёс жизнь чемпиона.

Лауда стал популярным на весь мир, а Джеймс Хант мог бы так и остаться забытым, но тут в Голливуде сняли фильм. История полна драматизма – один стал чемпионом, а потом прожил весёлую, но короткую жизнь, а второй серией побед обеспечил себе достойную старость. По словам самого Ники Лауды, сказанным им в конце фильма, он завидовал только одному человеку – Джеймсу Ханту. Бодрая завязка расставила симпатии зрителей по местам: крысоватый Даниэль Брюль гораздо менее симпатичен, чем разгульный рубаха-парень Крис Хемсфорт. Однако с течением фильма Хант постепенно отходит на второй план, и место под солнцем завоёвывает Ник Лауда.

В фильме внимание уделено мельчайшим деталям: все перипетии, которыми были насыщены автомобильные поединки, изображены в мельчайших деталях и смотрятся так, как в жизни. Стремительные заезды украшены напряжением диких болидов на старте, сожжённой на виражах резиной и турбинами, поджигающими воздух. В общем, Рон Ховард снял технически безупречную картину, но подкупает она не только этим – фильм отмечает искренняя страсть актёров к своей игре.




 



Читайте также: