Вы здесь: Начало // Литературоведение // Еще раз о Брюсове и Пастернаке

Еще раз о Брюсове и Пастернаке

Николай Богомолов

Где они победили,
Там покой, там сон, сновиденья,
Как в обширной могиле,
Они дремлют, лежат без движенья,
Притаясь в углу.
Не смотрят во мглу,
Но помнят сквозь сон, что они победили.

У Пастернака дело обстоит прямо противоположным образом: пальба и пыль (вероятно, и дорожная, и комнатная) являются предвестием урагана, вспоминаемого во сне («он снился мне»), но вполне реального. Вместо победившего забвения и бескрасочности у младшего поэта торжествует движение, ветер и (неявно) красочность бабочки («Павлин» в отброшенной строфе).

Общность картины провоцирует привлечь к анализу и стихотворение Брюсова «Перед грозой» (1900):

В миг пред грозой набегающий трепет
Листья деревьев тревожит.
Ветер из облака образ лепит,
Формы чудесные множит.
Пыль поднялась по широкой дороге.
Громче смятенье птичье.
Все на земле в ожиданье, в тревоге.
В небе и блеск и величье.
Капель начальных послышится лепет,
Волен, певуч, многовесен…
В миг пред грозой набегающий трепет -
Это ль предчувствие песен?

«Предчувствие песен», завершающее стихотворение, слишком близко преображению бабочки, которое ожидается у Пастернака, – однако представим себе, что здесь просто общее настроение и общая реальность, а не общность тем и подходов.

Но, быть может, наиболее отчетливо предстает внутренняя связь стихотворения Пастернака с брюсовскими темами в разделе «Вступления» книги «Urbi et orbi». Уже самое первое, открывающее книгу стихотворение, а особенно его первая строка, демонстрируют ориентацию Брюсова на урбанизм: «По улицам узким, и в шуме, и ночью, в театрах, в садах я бродил…» И дальше переклички множатся. Так, второе стихотворение этого раздела называется «Лестница» и несомненно запоминается необычной сравнительной степенью:

Все каменней ступени,
Все круче, круче всход…

Кстати, здесь же, чуть далее, есть и «пыль прошлых лет», снова возвращающая нас к идее покоя, неподвижности и забытости, с которой Пастернак полемизирует.

Далее, в стихотворении «У себя» домашний покой и уют сулят возможность преодоления, «блеска иного света», выхода за пределы этого привычного мира. Но еще разительнее это предвещание преображения в «Побеге», /126/




 



Читайте также: