Вы здесь: Начало // Литературоведение // «Дар мудрых пчел» Ф.Сологуба – диалог с Анненским?

«Дар мудрых пчел» Ф.Сологуба – диалог с Анненским?

Джейсон Меррилл

Афродиту; ого версия крепко укоренилась в этом мире. Сологуб, напротив, свободно передвигается между двумя мирами, показывает многих богов и их взаимодействие со смертными.

Сосуществование в драме обоих миров позволяет Сологубу развить важные параллели, отсутствующие в других версиях мифа. Например, в его версии много общего между Персефоной и Лаодамией.16 Они обе несчастны, потому что не могут забыть; Персефоиа вспоминает мир живых, откуда ее увезли, а Лаодамия скорбит по Протесилаю. Обе женщины отказываются верить в то, что никто не может покинуть Аид, они не верят в смерть. Отказ Персефоны забыть означает, что, даже живя в мире мертвых, она остается живой. Мольбы Лаодамии о том, чтобы увидеть мужа, прорываются в подземный мир и слышны всем там находящимся. Эта твердая вера становится их единственным утешением (слово «утешение» сопровождает обеих женщин). Обе героини связаны с Протесилаем; Лаодамия совершает целый ритуал, чтобы вернуть его; а его грустный рассказ и плач Лаодамии сподвигли Персефону попросить мужа разрешить Протесилаю вернуться к жене на три часа.

Вместе Персефоиа и Лаодамия преодолевают смерть и демонстрируют, что можно передвигаться между двумя мирами; у Сологуба между ними континуум, а не жесткая граница, как у Анненского. Этот эффект особенно заметен на сцене, поскольку зрители видят, как миры сменяют друг друга. Здесь Сологуб вводит тему, которая усиливается в последующих его драмах: правда в том, что смерти в обычном ее понимании не существует, потому что ее можно преодолеть любовью. Во время ритуала Диониса в третьем действии у Сологуба женщины поют: «Вечная любовь / сочетает жизнь со смертью» и «Жизнь и смерть, / Да и нет – / Одно!» (116).

В обеих драмах Лаодамия обращается к Дионису, богу, который умер и воскрес, в надежде победить смерть и вернуть своего мужа. У Анненского после того, как Протесилай возвратился в подземный мир и Акаст предстал перед Лаодамией с обвинениями в том, что она не скорбит должным образом (460), мы слышим за кулисами ее голос, взывающий к Дионису. Скоро она появляется, «щеки горят, одета вакханкой» (464), и цель ее ритуального обращения к Дионису становится ясна: «О, вороти мне мужа… Ты один / Твердыни смерти можешь, улыбаясь, / Румяный бог, разрушить» (464). В этот момент враждебный Акаст появляется на сцене, спрашивая, куда делся ее муле. Затем входит мальчик со статуей Протесилая, найденной в ее постели. Разгневанный Акаст требует, чтобы позорную статую убрали, по, решив, что Лаодамия сошла с ума, возвращает ей статую. В следующей сцене, однако, выясняется, что по приказу Акаста статую сожгли. Лаодамия бросается в огонь и умирает. На сцене остается Акаст, кающийся в содеянном.

Сологуб следует за Еврипидом и Анненским, вводя ритуал Диониса в историю Лаодамии и Протесилая.17 В начале третьего действия Акаст приходит к Лаодамии и объявляет ей, что она должна снова вступить в брак и что свадьба состоится на следующий день. Она отказывается потому, что любит Протесилая; когда Акаст возражает «его нет», она отвечает: «Нет? Кто это знает! Есть, нет, – не все ли равно? Я хочу…» (94). Она умиротворяет Акаста, прося его о трех днях, в течение которых она собирается «свершить /51/




 



Читайте также: