Вы здесь: Начало // Литературоведение // «Дар мудрых пчел» Ф.Сологуба – диалог с Анненским?

«Дар мудрых пчел» Ф.Сологуба – диалог с Анненским?

Джейсон Меррилл

перед свадьбой из ревности к «сладкоречивому отроку» Лисиппу (79). Своими действиями пара вызвала гнев сразу двух богинь: Гера была оскорблена добрачными отношениями Лаодамии, а Афродиту расстроило «былое влечение» Протесилая «к черноокому, прекрасному другу его Лисиппу» (79 – 80). Вмешательство богинь не остается безнаказанным; Протесилай приходит к Лаодамии во сне и объясняет ей, что оскорбленная им некогда Афродита направила вражеское копье в его грудь и предала его в руки «неумолимой» (82).

Как обычно у Сологуба, Лисипп кажется вполне авторской выдумкой, но при этом имеет прототипы. Греческий скульптор четвертого столетия до нашей эры Лисипп (Лисиппос) считается одним из лучших скульпторов классической Греции. Он ваял главным образом мужчин, например атлетов и богов. Лисипп был личным скульптором Александра Македонского, который, по мнению большинства историков, был бисексуалом. Лисипп создал многочисленные скульптуры юного Александра, в том числе и в обнаженном виде. У Сологуба есть намек на Александра, когда его Лаодамия, повторяя окончание других версий мифа, говорит своей служанке, что она совершит самоубийство, бросившись в огонь, чтобы ее тень могла присоединиться к мужу. Нисса отвечает ей, что, по слухам, «македонские старухи-колдуньи умеют делать такие страшные дела» (79). Примечательно, что в личной библиотеке Сологуба имелся роман Якова Вассерманна «Александр в Вавилоне» (СПб., 1905).10 Возможно, эта книга оказала влияние на его драму. В версии Вассерманна, после смерти одного из своих полководцев, Фасона, Александр поцеловал его «холодные восковые губы» (wachskuhlen Lippen).11 Позже Александр увидел своего возлюбленного Гефестиона и «с криком радости… бросился к нему. Как возлюбленный обнимает свою невесту, он его прижал. Он поцеловал его в губы и спросил нежно: «Почему твои губы холодны?» Он потрогал его голову и руки, он улыбнулся как ребенок и обнял его – но Гефестион? Гефестион хранил молчание».

Лисипп – знакомый персонаж для аудитории Сологуба. К 1906 году писатель широко использовал гомоэротические темы: мужчина в сопровождении юноши – обычная пара в его сочинениях. Эта же парадигма играет центральную роль в его раннем, незавершенном очерке «Клевета» (1889 – 1892). Тот же мотив встречается в романах «Тяжелые сны»,12 особенно во фрагментах, остававшихся неопубликованными до 1909 года, «Мелкий бес»13 и «Творимая легенда».14 Гомоэротические темы проявляются в его рассказах («Тело и душа», «Страна, где воцарился зверь» и др.). Отчасти по этой причине писателя называли русским порнографом par excellence.

Сологуб вводит в драму структурные изменения, далеко уводящие от драмы Анненского. Как указывает Венцлова, следуя греческой традиции единства места действия, Анненский не показывает на сцене подземный мир.15 Он также очень мало вовлекает в происходящее богов; в его версии мы видим только Гермеса, посланца богов, в функции которого – сообщение между двумя мирами. Из всех других богов Анненский упоминает лишь /50/




 



Читайте также: