Вы здесь: Начало // Литература и история, Литературоведение // Данте и Вячеслав Иванов

Данте и Вячеслав Иванов

Арам Асоян

Кошмарный сон в поэме «Миры возможного» — это не только ее композиционная форма, но и, как в «Божественной Комедии», развернутая метафора душевного состояния лирического героя. В связи с этим поэт и избирает для эпиграфа неожиданные при первом чтении стихи «Чистилища»:

E se pensassi come, al vostro guizzo,
Guizza dentro allo specchio vostra image,
Ciò che par duro, ti parrebbe vizzo*.

Ужасы, приснившиеся лирическому герою, обнажают тайные лабиринты его души, которая в открывшихся ей безднах нашла свое собственное отражение. Герой потрясен, страдания и раскаяние становятся его искуплением. Поэма заканчивается стихами:

Я жаждал искупить мой грех сторицей!
И дух: «О плачь! Плачь в скорби безутешной,
Рыдай и рви власы, и смой проклятья
С души, без грешных дел в возможном грешной

В соотнесении с эпиграфом они означают, что как при нашем движении изменяется в зеркале наш образ, так в наших снах воплощается одно из наших возможных осуществлений. В этой аналогии заключается смысл эпиграфа. Кроме него о «Божественной Комедии» напоминает визионерский характер «Миров возможного», бессказуемные обороты, строгие терцины стихотворения и, наконец, образ путника, который, как Вергилий, ведет поэта к истинному прозрению:

«Скажи, мой вождь! Бежав земного плена
И странствий и страстей подъяв немало,
Искуплена ль душа от власти тлена?»
И дух в ответ: «Глянуть в сии зеркала
Ей надлежит, да упадут пред оком
Последние земные покрывала.
Последний будет ей тот взгляд уроком.
Воззри ж и ты; насытясь правды медом,
Будь напоен ее полынным соком!…»108

Помимо этих особенностей, общих для «Комедии» и «Миров возможного», примечательны также сцены запредельного мира, появившиеся в поэме словно по ассоциации с дантовским адом:

Но развивались явственней картины
Дальнейших мест, где жатву вечной Жницы
Еще застал для горшей я кручины.
Увы, сколь многих жертв узнал я лица!
Я зрел их сонм обвалом заключенный
В ущелий безысходные темницы.
Как рой теней, скитаньям обреченный.
Вдоль шатких стен искал он слепо двери —
И гроб обрел под глыбой отсеченной.
Спасенных горсть — не жалость о потере,
Гнал дикий страх под скал нависших своды.
Ползущих ниц давил обвал в пещере… 109

«Ущелий безысходные темницы», «гнал дикий страх» и «рои теней»,


* «Если ты подумаешь, как при вашем движении движется в зеркале ваш образ, — то, что мнится, покажется тебе легким» (пер. Вяч. Иванова).

/136/




 



Читайте также: