Вы здесь: Начало // Эссе // Бартоли и Жарусски стремятся к одному и тому же идеалу

Бартоли и Жарусски стремятся к одному и тому же идеалу

Москва порадовала одновременным изобилием в мире барочных певцов: за одну неделю не зависимо друг от друга московским слушателям посчастливилось услышать голоса перевоплощенных в героинь Генделя и героев Порпоры – Бартоли и Жарусски соответственно.

По забавной случайности эти оба композитора родились с годовой разницей в возрасте и в свое время были отчаянными соперниками: Порпора пытался обойти Генделя в Лондоне, но у него ничего не вышло. Жарусски нынче также работает на территории Бартоли в мире барочных страстей и часто исполняет открытый ею лично репертуар. Но оперный бизнес современности значительно отличается от прежнего своей маргинальностью и отсутствием агрессивности. Отсюда вывад, что Жарусски вряд ли грозит поражение. Кроме того, Жарусски и Бартоли в своем последнем компакт-диске объединились в едином музыкальном экстазе.

Бартоли и Жарусски всеми фибрами души стремятся к одному и тому же идеалу: петь, как божественные кастраты. Идеал пока что остается лишь таковым, тем более, что достоверно никто не может сказать пел ли легендарный Фаринелли лучше, нежели сегодня это делает Бартоли. Стиль Бартоли отдаленно отдает полнокровием ренессанса, нет места усрдененным эмоциям. А лишь гротескные отображения действительности. Примером тому служат трагические арии «Альцины» и «Ниобы» Стаффани на бис! Не один колоратурный фейерверк не сравнится по художественному эффекту с этими ариями в е исполнении. Впрочем, в этот раз предусмотрительные организаторы, памятуя внушительный восторг слушателей, которые выпрыгивали на сцену и заключали в удушающие объятия Чечилию, оснастили окружность сцены дополнительным набором охраны.

Как кровь и песок, так и Бартоли с Жарусски объединены связью контрастов: Бартоли – словно само воплощение Ренессанса и настоящий маньерист Жарусски. Трагические арии стали и вершиной для концерта Жарусски. Даже нет смысла упоминать о том, что оба концерта собрали аншлаги. Москва достойно умеет встречать таланты такой величины. Но невзирая на явный успех обоих концертов, результаты у барочных исполнителей все же оказались разными.

Виной тому, возможно, послужил отказ Чечилии спеть на бис больше, чем того требовала публика, а может из-за того, что маньеризм гораздо менее притягателен, нежели необузданные страсти, которые так старательно привносит в сценическую жизнь Баротоли. Итогом сих действия стало получение московской публикой двойной дозы колоратур.




 



Читайте также: