Вы здесь: Начало // Литература и история, Литературоведение // Авантюрный роман как зеркало русского символизма

Авантюрный роман как зеркало русского символизма

Николай Богомолов

В прилагаемом к изданиям романа очерке «Как я писала ″Месс-менд″» Шагинян говорила: «…несчастную любовь можно выхохотать до последней крошинки». Непосредственно она говорила о мисс Мильки, которая «обезьянничает с меня и выставляет в смешном виде мои самые святые чувства» (с. 234). Но думается, что и старые истории московской юности также нашли свое отражение в романе12.

Но, пожалуй, самое существенное обстоятельство, обыгрываемое в романе Шагинян, связывает его с «Серебряным голубем» Андрея Белого. Это — превращение одной из линий романа Белого, подчиненных там более глубокому замыслу, в главную пружину авантюрного действия у Шагинян.

Но сначала напомним, что среди важнейших действующих лиц «Серебряного голубя» — столяр Митрий Мироныч Кудеяров и медник Сухорукое. Главный положительный герой Шагинян — столяр Микаэль Тингсмастер, который впервые появляется перед нашими глазами выступающим на металлургическом заводе, и потом среди его подручных оказывается «Лори Лен, металлист» (так называлась вторая, значительно менее удачная часть «Месс-менд»).

По дороге в Лихов Кудеяров так излагает одну из своих идей страннику Абраму: «То-то вот: ты и смекай: в сопсвенность свою идем, во владения наши, в церковь нашу — и в том тайна есть. Духовный наш путь в обитель некую обращатса: што воздух — дхнул, и нет его, воздуху; а вот как духовных дел святость во плотское естество претворятса, то, милый, и есть тайна. Естество наше — дух и есть; а сопсвенность ни от кого, как от Духа Свята… Естество, што коряга: обстругашь ты корягу; здесь рубанком, там фуганком — тяп, ляп, вот те и карапь.

— Вот то же мебель, — с запинкой продолжал столяр, и лицо его скроилось в строгую озабоченность выразить что-то, даже стало унылым, жалким, разводами какими-то все пошло. — То-то-то-то же иммме… (столяр начинал заикаться, когда словом хотел приоткрыть чувства, его волновавшие; надо полагать, что от хворости заикался столяр).

— И ммме… мебель! — выпалил он, словно разорвавшийся снаряд, и из бледного стал просто свеклой какой-то, даже в пот бросило. — Аа… ана т-т-т-тооо же, — и приподнял палец, — вааажное, брат, дело… ты не смотри, што я ммме-ме-ме-бель поставляю; со смыслом, с ммолитвой, брат, с молитвой (уже он овладел своей мыслью) строгашь, иетта, песни такие себе распевашь — вот то же — мебель: куда пойдет? По людям: ты с молитвой ее, а она тебе сослужит службу: вот /164/




 



Читайте также: