Вы здесь: Начало // Литература и история, Литературоведение // Авантюрный роман как зеркало русского символизма

Авантюрный роман как зеркало русского символизма

Николай Богомолов

(с. 222), — точно так же, как напевает Тингсмастер свою песенку (не будем настаивать, что она похожа на «строгие песни» голубей, работающих в столярной мастерской, но заметим, что переклички и не исключены).

Один из предметов, которые Тингсмастер делает с особым старанием, — шкатулка эбенового дерева, и задача мастера — «покрыть драгоценное дерево тончайшей резьбой, вызвать к жизни сотню-другую лапчатых птиц…» (с. 104). Напомним, что врасплох застигнутый Дарьяльский говорит Кудеярову: «Я вот… мне бы, вот… собственно, я за заказом: мне бы вот стул, деревянный, знаете ли, с резным петушком…», — на что слышит ответ: «Так ефта про стул — вот то же: можна… и деревянный стульчик — вот то же с резьбой; все ефта можна… И чтобы на спинке петушок, али голубок, и иетта, вот тоже, можна… Иетта не значит, значит, ничаво, тоись: штиль всякий быват…» (с. 167).

Может быть, не случайно и то, что Тингсмастер держит почтовых голубей, предназначенных для установления надежной связи с трансатлантическими кораблями.

Следует, конечно, обратить внимание на то, что идея вещей-оборотней, несущих то ли духовное (как у Белого), то ли материальное (как у Шагинян) содержание (противопоставляющее их потребностям владельцев), приходит в голову людям, наделенным диаметрально противоположными характеристиками: в «Месс-менд» Тингсмастер — высокий белокурый красавец, безусловно вызывающий симпатию и у автора, и у читателей, один из главных спасителей мира от зловещего заговора «бывших», тогда как фамилия Сухоруко-ва сама по себе свидетельствует о его физической ущербности, а Кудеяров описан так: «…сам колченогий, хворый, бледный, и нос как у дятла, и все кашляет…» (с. 22). Несколько позже, в разговоре с Абрамом, он признается: «Сссса-ссса-тар, я — стар; пойми, друг, — да к вере духовной — в года я пришел; больно я плоть свою прежде поганил — вредно мне женское естество — не по мне…» (с. 48). Между тем внешность Кудеярова, а отчасти и его магические способности передаются совсем другим персонажам романа Шагинян — зловещему Грегорио Чиче и его окружению, которые подвержены более или менее явно выраженной дегенерации, которая начинается с легкой хромоты и боли в позвоночнике, потом перекидывается на руки, делая их перепончатыми, сильно распухшими в суставах и деформированными, а в конце концов обращает человека в подобие дикого зверя. Нетрудно увидеть, что хромота Кудеярова и «сухая рука» /166/




 



Читайте также: