Вы здесь: Начало // Литература и история, Литературоведение // Авантюрный роман как зеркало русского символизма

Авантюрный роман как зеркало русского символизма

Николай Богомолов

Осенью 1923 года знаменитая впоследствии советская писательница, лауреат, орденоносец и пр., Мариэтта Шагинян написала приключенческий роман «Месс-менд», ставший едва ли не лучшим ее прозаическим произведением. Уже в 1920-е годы он получил немалую популярность, стал основой для немого кинофильма, да и потом не был забыт, хотя со временем оказался отнесен к разряду детского или в лучшем случае подросткового чтения. Вместе с тем из поля зрения серьезных исследователей выпало то, что роман этот является не просто «советским Пинкертоном», каким он был объявлен, не просто остросюжетным и временами остроумным авантюрным повествованием, не только утопией, характерной для литературы первых послеоктябрьских лет, но еще и романом «с ключом», откликающимся на проблемы, поставленные предшествовавшим литературным поколением1.

Николай Богомолов

Николай Богомолов. Фото: Сергей Трофимов

В этом своем качестве «Месс-менд» далеко не является единственным. Как блестяще показал в свое время М. Петровский, «Золотой ключик» А.Н. Толстого, не очень сложная, да еще к тому же полупереводная, сказка для детей, несет в себе пародийный заряд, направленный на осмеяние и преодоление символистских штампов2. То, что в серьезной форме проделывалось в «Хождении по мукам», насмешливо-мистифицированно преображалось в сказке.

Чтение «Месс-менд» показывает, что и этот роман также писался на фоне символистской мифологии, то подтрунивая над ней, то просто окликая схожими именами, то всерьез пытаясь ответить на те же самые вопросы, которые были вынуждены решать писатели-символисты.

Начнем с мелочей. Так, хозяин нью-йоркской гостиницы для титулованных особ Сетто из Диарбекира описывается следующим образом: «Ни один Рокфеллер, ни один Морган, ни даже сам Николай Рябушинский не смели у него остановиться»3. Нормальная логика фразы должна была бы заставить написать: «…ни один Рябушинский», благо семейство знаменитых фабрикантов было весьма разветвленным и /157/




 



Читайте также: